Наверх
Логин:  
Пароль: 
Забыл пароль
Навигация по каталогам:
Спиннинг   |   библиотека
Ищите щуку перед препятствием            
О том, что хищную рыбу на течении привлекают препятствия, всем рыболовам хорошо известно. Однако зачастую для успешной рыбалки отнюдь не лишним бывает знать, как именно хищник относительно препятствия располагается.

Мой опыт ловли спиннингом на реках свидетельствует о том, что щука чаще оказывается непосредственно выше препятствия.

Пришел я к своему выводу методом «от противного». Начнем с того, что в справочных и периодических рыболовных изданиях найдется немало фраз типа: «Щука выбирает для засады места за упавшими в воду деревьями и другими укрытиями», и тому подобных. На схемах и картинках щука также, как правило, изображается непосредственно ниже препятствий. Даже не располагая теоретическими сведениями об образе жизни щуки, логично будет предположить, что такая дислокация как нельзя лучше подходит для зубастой, ведущей преимущественно охоту из засады. А потому, обнаруживая на реке какую-либо преграду, я всегда стремился в первую очередь обловить зону непосредственно ниже нее. И каждый раз удивлялся, когда щука брала немного не там, где я ожидал ее встретить. В какой-то момент я понял, что удивляюсь слишком часто – практика раз за разом входит в противоречие с моими теоретическими представлениями. В итоге же я пришел к выводу о том, что перед препятствием активная (или клюющая) щука оказывается гораздо чаще, нежели за ним. Ниже я приведу несколько примеров типичных препятствий, перед которыми щуки имеют обыкновение знакомиться с моими приманками.

Малая река

Характерной особенностью малых рек является то, что все хорошо просматривается визуально. В большинстве случаев по направлению русла и характеру течения прекрасно «читается» рельеф дна, а уж большинство препятствий видно невооруженным глазом. Соответственно, самих препятствий на малых реках бывает достаточно много: любое упавшее в воду дерево, поворот русла или повышение дна создает заметное изменение потока. Какие именно препятствия щука предпочитает использовать для своих засад, а какие игнорирует – вопрос сложный; часто бывает так, что в одном из двух внешне очень похожих мест щуки попадаются чуть ли не на каждой рыбалке, а в другом напрочь отсутствуют. Определить, какие из препятствий «работают», а какие – нет, можно только на водоеме со спиннингом в руках. Соответственно, если вы на водоеме впервые, любое препятствие заслуживает внимания - два-три контрольных заброса много времени не отнимут.

Итак, начнем с наиболее крупного и заметного препятствия – завала. На небольшой речке практически любое упавшее дерево перегораживает поток и собирает все плывущие бревна и ветки. Со временем образуются мощные завалы, иногда они даже не разрушаются от весенних паводков и существуют годами. Нагромождения бревен порой тянутся вдоль реки на десяток и более метров. Узнать, что происходит внутри завала, не представляется возможным, но, судя по всему, всякая рыба там держится регулярно. Нам же, с точки зрения возможности ловли спиннингом, могут быть интересны верхний и нижний край этих завалов. Мой опыт ловли свидетельствует о том, что большинство щучьих поклевок происходит непосредственно там, где поток входит в завал, наиболее эффективные забросы – максимально близко к самому краю коряг или даже между корягами, с риском зацепа. Количество щук, пойманных выше и ниже завала, при приблизительно равном количестве забросов отличается у меня примерно на порядок. Стоит отметить, что щуки, пойманные ниже завала (то же самое справедливо для плотин, перекатов и других глобальных преград), берут, как правило, на некотором удалении от препятствия, и, скорее всего, место их расположения связано уже с какими-то локальными аномалиями, а не с самой преградой. А вот зона поклевок выше завала находится, как правило, в непосредственной близости от него, как показано на рисунке (см. Рис. 1). Здесь и далее я не буду указывать на схемах возможные точки расположения спиннингиста и направления заброса, а также давать какие-либо рекомендации по выбору приманки. Во-первых, каждая из этих тем достойна отдельной публикации, а мы в рамках этой статьи коснемся лишь расположения активной щуки относительно препятствий на реке, а, во-вторых, на реальном водоеме, в отличие от листа бумаги, выбор мест, с которых удобно выполнять заброс, бывает очень ограничен. А потому – очевидно – забрасывать надо с той точки, с которой позволяет берег, если есть выбор – с той точки, с которой возможно осуществить оптимальную проводку и (или) обловить максимальный участок в зоне потенциальной стоянки щуки. Приманку же следует ставить ту, на которую в данном месте и в данное время лучше всего клюет и (или), опять же, которую с данной точки можно провести оптимальным образом.

Заканчивая тему завалов, хочу коснуться еще одной подмеченной закономерности. В большинстве случаев вход в завал «работает», если в нем есть хорошее течение. Если же река сильно подпруживается, и течение заметно слабее, чем на других участках, вероятность поимки щуки непосредственно выше завала резко снижается, но при этом целесообразно бывает больше времени посвятить исследованию участка реки протяженностью несколько десятков метров выше по течению.
Все же гораздо чаще, даже на небольших речках, упавшие в воду кусты и деревья примыкают к одному из берегов, и вода находит широкий свободный коридор. Непосредственно ниже упавшего куста часто образуется омуток, привлекающий рыбу. Такие омутки очень популярны у поплавочников. Иногда, если есть возможность посмотреть на реку с высокого места (скажем, с моста или с обрывистого берега), под затопленными кустами можно увидеть скопления различной рыбы, как правило, семейства карповых. Казалось бы, и щука при такой кормовой базе должна быть здесь же, однако, как правило, забросы блесны в подобные омутки не приносят желаемого результата. А вот непосредственно выше куста, за которым образуется омуток, щука иногда попадается с первого же заброса.

Примерно такая же картина наблюдается при облавливании различных неровностей береговой линии: все забросы в интересную, казалось бы, зону ниже препятствия оказываются пустыми, а чуть ли не единственный «контрольный» заброс в малопривлекательное, на первый взгляд, место непосредственно выше мыска приносит щучью поклевку.

Средняя река

На реках среднего масштаба упавшие в воду кусты и деревья уже не могут перегородить все русло. Как правило, падение деревьев в воду происходит во время паводков, когда вода подмывает высокие берега. Часто упавшее дерево располагается под углом к течению, вывороченные корни остаются при этом на берегу, а крона уходит под воду, образуя прекрасное укрытие для рыбы. Ниже дерева иногда образуется очень привлекательный участок с обратным течением. Спиннингом на этом участке можно поймать практически все виды хищной рыбы, обитающие в реке – окуня, голавля, жереха, если есть судак – то и судака. А вот щука все же чаще попадается не на обратке, а там, где течение наваливается на затопленную крону. Особенно привлекают зубастую хищницу подобные места летом, однако игнорировать их не стоит в любое время года, даже поздней осенью. Приманку следует проводить как можно ближе к веткам.

Часто места стоянки активной щуки бывают привязаны к повышениям дна. Если река преодолевает твердые породы, образуется перекат. О том, что щука часто держится на сбое главной струи ниже переката, известно многим, при этом зона выше переката часто невольно игнорируется. Между тем очень часто непосредственно перед перекатом у берегов образуются небольшие приямки с относительно спокойной водой, и если щука на данном участке реки является доминирующим хищником, она их может занимать.

В том случае, если повышения дна не связано с преодолением коренных пород, вместо переката образуется непримечательный мелководный участок. На самом мелководье, в траве, держатся мелкие щурята, а вот более-менее приличные экземпляры мне удавалось ловить в том месте, где глубокий участок резко переходил в отмель. По характеру течения такие места бывают хорошо заметны: даже если береговая линия относительно ровная и неизменная, основная струя поворачивает от мелководья. В таких местах щука выходит на охоту в теплое время года, осенью же, когда вода остынет, ее стоит здесь искать только в том случае, если на данном участке реки нет больших глубин.

Еще одно типично щучье препятствие на средних реках – остров, разделяющий русло на два рукава. Чаще всего щуки попадались мне в том месте, где разделенный надвое поток воды отходил от начала островка. Как правило, щуки выбирают одну из двух проток, причем какую именно – визуально определить сложно.

Большая река

На большой реке стоянки крупной щуки бывают привязаны к глубинному рельефу, а большинство препятствий, которые видны невооруженным глазом, расположены в береговой зоне. На глубине гораздо проще найти изменение рельефа, простукивая дно джигом, нежели по каким-то иным признакам. И все же есть типичные именно для больших рек места, которые можно классифицировать как препятствия. В первую очередь, это резкое сужение русла. Вообще, можно взять за правило, что любое резкое сужение русла реки привлекает щук. На малых и средних реках такие места очевидны. Там, где ширина – несколько десятков метров, очень хорошо бывает заметно и по береговой линии, и по характеру потока, как вода устремляется в сужающийся коридорчик. Вот на входе в него и любит устраивать свои засады интересующая нас зубастая хищница. Зона потенциальной щучьей стоянки невелика, обстреливается она несколькими забросами в достаточно узком секторе. Другое дело – когда ширина реки значительно превышает максимальную дальность нашего заброса. Конечно же, визуально оценить изменение ширины русла и изгиб береговой линии бывает несложно, но вот найти щучью стоянку в таком месте – задача непростая. Приведу пример из своей практики, когда я просто «прозевал» одно интересное место, привязанное к сужению русла большой реки, а более опытный спиннингист поймал там щуку.

В 2000 году на Ахтубе проходили соревнования на «Кубок сезона». Само слово «Ахтуба» у многих ассоциируется с изобилием рыбы, но здесь был совсем не тот случай. Район места проведения соревнований отличался как раз тем, что поймать там рыбу было сложнее, чем, скажем, на подмосковной Оке. Тренировка показала, что выловить что-либо кроме окуней смогут считанные единицы. В таких условиях одна хорошая щука могла обеспечить спортсмену самое высокое место в туре. Так оно и получилось. В середине первого тура я, переходя от одного интересного, с моей точки зрения, участка, к другому, увидел Григория Прохорова, зашедшего далеко в воду в том месте, где протяженный плес резко переходил в мелководный участок с песчаными косами. Русло реки при этом поворачивало и довольно резко сужалось. На тренировке я на это место не обратил особого внимания, поскольку серией пробных забросов джиговой приманки от уреза воды не обнаружил ничего примечательного. А более опытный спиннингист – Прохоров – исследовал интересный участок более тщательно, и в результате, зайдя по мелководью почти по пояс в воду, сумел найти интересный рельеф, а заодно и поймать щуку, оказавшуюся самой крупной на тех соревнованиях. Интересно, что когда через четверть часа после встречи с Григорием я встретил другого опытного мастера – Семена Шадрина, тот сказал мне, что собирается перейти именно в то место, поскольку там, по его понятиям, должна быть щука. Когда я сообщил, что место уже занято, а «дежурная» щука уже поймана, Семен очень расстроился. Уже тот факт, что сразу два опытнейших истребителя щук, независимо друг от друга, приметили на реке одно и то же место, говорит о том, что их выбор не случаен, а продиктован логикой. На малых и средних реках я всегда обращаю внимание на подобные места, здесь же просто не заметил – не хватило опыта для того, чтобы разглядеть аналогию в увеличенном масштабе.

Другим типичным для больших рек препятствием является поперечная гряда. Иногда это выступ естественных пород, но чаще – искусственная насыпь. На судоходных реках, например, часто сооружают полузапруды для углубления фарватера. Поперечные гряды привлекают всех хищников, при этом иногда действует «соглашение о разделе сфер влияния» – каждый вид рыбы охотится в определенном секторе. Щука предпочитает устраивать засады перед грядой. По характеру течения реки это может быть неочевидно – кажется, что до гряды идет непрерывный поток, а уже потом образуются сбои и обратки. На самом деле у дна может быть совершенно иная картина, и перед грядой тоже образуется зона относительного тиховодья. Здесь-то и следует искать щук.

На Немане наиболее продуктивной бывает ловля именно на искусственных полузапрудах, которых там очень много. Так вот, местные спиннингисты четко уяснили для себя, что щука чаще стоит перед грядой, голавль – на гряде, жерех – за грядой, а судак – где угодно.

В глубинной джиговой ловле на больших реках поиск закономерностей расположения щуки относительно препятствия бывает менее актуален, поскольку на значительных глубинах в первую очередь бывает важно обнаружить само препятствие и понять, в каком горизонте сейчас держится активный хищник. И все же на глубине щука тоже часто держится выше препятствий. При ловле с лодки на Волге я замечал, что при забросах вниз по течению щучьи поклевки часто происходят на следующей ступеньке после того, как приманка проходит корягу. Зная это, можно взять за правило: проходишь корягу – готовься к поклевке. Интересно, что при забросах перпендикулярно течению поклевки, напротив, чаще происходят, когда приманка на корягу не попадает, а проходит немного в стороне от нее.

Но, конечно же, при ловле на большой реке не стоит забывать и опыт ловли на других водоемах. В теплое время года щука часто охотится в прибрежной зоне, и ее можно обнаружить в местах, подобных тем, о которых выше шла речь в привязке к малым и средним рекам.

А теперь – теория!

Как правило, одной только объективной информации пытливому читателю бывает недостаточно, и зачастую от автора любой гипотезы теоретических обоснований требуют с большей настойчивостью, чем практических подтверждений. Зная подход к рыбалке определенной части наших рыболовов, не сомневаюсь в том, что ряд читателей, после прочтения всего вышеизложенного, вместо того, чтобы просто взять спиннинг и пойти на рыбалку, захотят задать автору вопрос: «А почему щука устраивает засады выше препятствий?» Честно скажу: не знаю, почему. Мало того, считаю, что для успешной рыбалки вовсе не обязательно это знать. С практической точки зрения, просто знать, где стоит рыба, гораздо важнее, чем понимать, что ее туда привело. И все же…

В процессе написания этой статьи я высказал своей супруге мысли, приведенные в предыдущем абзаце. Честно говоря, еще и немного посетовал на свою слабую теоретическую подготовку и плохое понимание мыслительных процессов, происходящих в щучьей голове. В ответ моя спутница жизни очень удивилась – мол, чего тут сложного, - и изложила довольно стройное теоретическое обоснование. Обоснование это показалось мне настолько логичным, что я, отказавшись сразу от двух своих принципов – по возможности избегать всякий теоретических обоснований и не прислушиваться к женским советам во всем, что касается рыбалки – счел уместным привести его в конце этой статьи.

Итак, вот теоретическое обоснование от Виктории Соколовой:

Активная щука стоит на месте и атакует свою жертву из засады. На течении любая рыба стоит против потока. Если бы щука находилась ниже препятствия, жертва, движущаяся по течению, попадала бы в зону ее обзора уже под большим углом, и для атаки пришлось бы разворачиваться, а это требует больших энергозатрат, а, кроме того, дает жертве неплохие шансы на спасение. Соответственно, жертва, движущаяся против течения, видела бы щуку первой, и предпочла бы избежать встречи с ней. Поэтому щука занимает позицию выше препятствия. В этом случае ей требуется затратить минимум энергии для того, чтобы совершить короткий бросок. К атаке любого объекта, движущегося сверху, можно приготовиться заранее, и выбрать точку упреждения. Атаковать же рыбку, поднимающуюся вверх и только что потратившую много сил на преодоление ускоряющегося у препятствия потока, вообще проще простого.

Автор Алексей Соколов


Ищите щуку перед препятствием

О том, что хищную рыбу на течении привлекают препятствия, всем рыболовам хорошо известно. Однако зачастую для успешной рыбалки отнюдь не лишним бывает знать, как именно хищник относительно препятствия располагается.

Мой опыт ловли спиннингом на реках свидетельствует о том, что щука чаще оказывается непосредственно выше препятствия.

Пришел я к своему выводу методом «от противного». Начнем с того, что в справочных и периодических рыболовных изданиях найдется немало фраз типа: «Щука выбирает для засады места за упавшими в воду деревьями и другими укрытиями», и тому подобных. На схемах и картинках щука также, как правило, изображается непосредственно ниже препятствий. Даже не располагая теоретическими сведениями об образе жизни щуки, логично будет предположить, что такая дислокация как нельзя лучше подходит для зубастой, ведущей преимущественно охоту из засады. А потому, обнаруживая на реке какую-либо преграду, я всегда стремился в первую очередь обловить зону непосредственно ниже нее. И каждый раз удивлялся, когда щука брала немного не там, где я ожидал ее встретить. В какой-то момент я понял, что удивляюсь слишком часто – практика раз за разом входит в противоречие с моими теоретическими представлениями. В итоге же я пришел к выводу о том, что перед препятствием активная (или клюющая) щука оказывается гораздо чаще, нежели за ним. Ниже я приведу несколько примеров типичных препятствий, перед которыми щуки имеют обыкновение знакомиться с моими приманками.

Малая река

Характерной особенностью малых рек является то, что все хорошо просматривается визуально. В большинстве случаев по направлению русла и характеру течения прекрасно «читается» рельеф дна, а уж большинство препятствий видно невооруженным глазом. Соответственно, самих препятствий на малых реках бывает достаточно много: любое упавшее в воду дерево, поворот русла или повышение дна создает заметное изменение потока. Какие именно препятствия щука предпочитает использовать для своих засад, а какие игнорирует – вопрос сложный; часто бывает так, что в одном из двух внешне очень похожих мест щуки попадаются чуть ли не на каждой рыбалке, а в другом напрочь отсутствуют. Определить, какие из препятствий «работают», а какие – нет, можно только на водоеме со спиннингом в руках. Соответственно, если вы на водоеме впервые, любое препятствие заслуживает внимания - два-три контрольных заброса много времени не отнимут.

Итак, начнем с наиболее крупного и заметного препятствия – завала. На небольшой речке практически любое упавшее дерево перегораживает поток и собирает все плывущие бревна и ветки. Со временем образуются мощные завалы, иногда они даже не разрушаются от весенних паводков и существуют годами. Нагромождения бревен порой тянутся вдоль реки на десяток и более метров. Узнать, что происходит внутри завала, не представляется возможным, но, судя по всему, всякая рыба там держится регулярно. Нам же, с точки зрения возможности ловли спиннингом, могут быть интересны верхний и нижний край этих завалов. Мой опыт ловли свидетельствует о том, что большинство щучьих поклевок происходит непосредственно там, где поток входит в завал, наиболее эффективные забросы – максимально близко к самому краю коряг или даже между корягами, с риском зацепа. Количество щук, пойманных выше и ниже завала, при приблизительно равном количестве забросов отличается у меня примерно на порядок. Стоит отметить, что щуки, пойманные ниже завала (то же самое справедливо для плотин, перекатов и других глобальных преград), берут, как правило, на некотором удалении от препятствия, и, скорее всего, место их расположения связано уже с какими-то локальными аномалиями, а не с самой преградой. А вот зона поклевок выше завала находится, как правило, в непосредственной близости от него, как показано на рисунке (см. Рис. 1). Здесь и далее я не буду указывать на схемах возможные точки расположения спиннингиста и направления заброса, а также давать какие-либо рекомендации по выбору приманки. Во-первых, каждая из этих тем достойна отдельной публикации, а мы в рамках этой статьи коснемся лишь расположения активной щуки относительно препятствий на реке, а, во-вторых, на реальном водоеме, в отличие от листа бумаги, выбор мест, с которых удобно выполнять заброс, бывает очень ограничен. А потому – очевидно – забрасывать надо с той точки, с которой позволяет берег, если есть выбор – с той точки, с которой возможно осуществить оптимальную проводку и (или) обловить максимальный участок в зоне потенциальной стоянки щуки. Приманку же следует ставить ту, на которую в данном месте и в данное время лучше всего клюет и (или), опять же, которую с данной точки можно провести оптимальным образом.

Заканчивая тему завалов, хочу коснуться еще одной подмеченной закономерности. В большинстве случаев вход в завал «работает», если в нем есть хорошее течение. Если же река сильно подпруживается, и течение заметно слабее, чем на других участках, вероятность поимки щуки непосредственно выше завала резко снижается, но при этом целесообразно бывает больше времени посвятить исследованию участка реки протяженностью несколько десятков метров выше по течению.
Все же гораздо чаще, даже на небольших речках, упавшие в воду кусты и деревья примыкают к одному из берегов, и вода находит широкий свободный коридор. Непосредственно ниже упавшего куста часто образуется омуток, привлекающий рыбу. Такие омутки очень популярны у поплавочников. Иногда, если есть возможность посмотреть на реку с высокого места (скажем, с моста или с обрывистого берега), под затопленными кустами можно увидеть скопления различной рыбы, как правило, семейства карповых. Казалось бы, и щука при такой кормовой базе должна быть здесь же, однако, как правило, забросы блесны в подобные омутки не приносят желаемого результата. А вот непосредственно выше куста, за которым образуется омуток, щука иногда попадается с первого же заброса.

Примерно такая же картина наблюдается при облавливании различных неровностей береговой линии: все забросы в интересную, казалось бы, зону ниже препятствия оказываются пустыми, а чуть ли не единственный «контрольный» заброс в малопривлекательное, на первый взгляд, место непосредственно выше мыска приносит щучью поклевку.

Средняя река

На реках среднего масштаба упавшие в воду кусты и деревья уже не могут перегородить все русло. Как правило, падение деревьев в воду происходит во время паводков, когда вода подмывает высокие берега. Часто упавшее дерево располагается под углом к течению, вывороченные корни остаются при этом на берегу, а крона уходит под воду, образуя прекрасное укрытие для рыбы. Ниже дерева иногда образуется очень привлекательный участок с обратным течением. Спиннингом на этом участке можно поймать практически все виды хищной рыбы, обитающие в реке – окуня, голавля, жереха, если есть судак – то и судака. А вот щука все же чаще попадается не на обратке, а там, где течение наваливается на затопленную крону. Особенно привлекают зубастую хищницу подобные места летом, однако игнорировать их не стоит в любое время года, даже поздней осенью. Приманку следует проводить как можно ближе к веткам.

Часто места стоянки активной щуки бывают привязаны к повышениям дна. Если река преодолевает твердые породы, образуется перекат. О том, что щука часто держится на сбое главной струи ниже переката, известно многим, при этом зона выше переката часто невольно игнорируется. Между тем очень часто непосредственно перед перекатом у берегов образуются небольшие приямки с относительно спокойной водой, и если щука на данном участке реки является доминирующим хищником, она их может занимать.

В том случае, если повышения дна не связано с преодолением коренных пород, вместо переката образуется непримечательный мелководный участок. На самом мелководье, в траве, держатся мелкие щурята, а вот более-менее приличные экземпляры мне удавалось ловить в том месте, где глубокий участок резко переходил в отмель. По характеру течения такие места бывают хорошо заметны: даже если береговая линия относительно ровная и неизменная, основная струя поворачивает от мелководья. В таких местах щука выходит на охоту в теплое время года, осенью же, когда вода остынет, ее стоит здесь искать только в том случае, если на данном участке реки нет больших глубин.

Еще одно типично щучье препятствие на средних реках – остров, разделяющий русло на два рукава. Чаще всего щуки попадались мне в том месте, где разделенный надвое поток воды отходил от начала островка. Как правило, щуки выбирают одну из двух проток, причем какую именно – визуально определить сложно.

Большая река

На большой реке стоянки крупной щуки бывают привязаны к глубинному рельефу, а большинство препятствий, которые видны невооруженным глазом, расположены в береговой зоне. На глубине гораздо проще найти изменение рельефа, простукивая дно джигом, нежели по каким-то иным признакам. И все же есть типичные именно для больших рек места, которые можно классифицировать как препятствия. В первую очередь, это резкое сужение русла. Вообще, можно взять за правило, что любое резкое сужение русла реки привлекает щук. На малых и средних реках такие места очевидны. Там, где ширина – несколько десятков метров, очень хорошо бывает заметно и по береговой линии, и по характеру потока, как вода устремляется в сужающийся коридорчик. Вот на входе в него и любит устраивать свои засады интересующая нас зубастая хищница. Зона потенциальной щучьей стоянки невелика, обстреливается она несколькими забросами в достаточно узком секторе. Другое дело – когда ширина реки значительно превышает максимальную дальность нашего заброса. Конечно же, визуально оценить изменение ширины русла и изгиб береговой линии бывает несложно, но вот найти щучью стоянку в таком месте – задача непростая. Приведу пример из своей практики, когда я просто «прозевал» одно интересное место, привязанное к сужению русла большой реки, а более опытный спиннингист поймал там щуку.

В 2000 году на Ахтубе проходили соревнования на «Кубок сезона». Само слово «Ахтуба» у многих ассоциируется с изобилием рыбы, но здесь был совсем не тот случай. Район места проведения соревнований отличался как раз тем, что поймать там рыбу было сложнее, чем, скажем, на подмосковной Оке. Тренировка показала, что выловить что-либо кроме окуней смогут считанные единицы. В таких условиях одна хорошая щука могла обеспечить спортсмену самое высокое место в туре. Так оно и получилось. В середине первого тура я, переходя от одного интересного, с моей точки зрения, участка, к другому, увидел Григория Прохорова, зашедшего далеко в воду в том месте, где протяженный плес резко переходил в мелководный участок с песчаными косами. Русло реки при этом поворачивало и довольно резко сужалось. На тренировке я на это место не обратил особого внимания, поскольку серией пробных забросов джиговой приманки от уреза воды не обнаружил ничего примечательного. А более опытный спиннингист – Прохоров – исследовал интересный участок более тщательно, и в результате, зайдя по мелководью почти по пояс в воду, сумел найти интересный рельеф, а заодно и поймать щуку, оказавшуюся самой крупной на тех соревнованиях. Интересно, что когда через четверть часа после встречи с Григорием я встретил другого опытного мастера – Семена Шадрина, тот сказал мне, что собирается перейти именно в то место, поскольку там, по его понятиям, должна быть щука. Когда я сообщил, что место уже занято, а «дежурная» щука уже поймана, Семен очень расстроился. Уже тот факт, что сразу два опытнейших истребителя щук, независимо друг от друга, приметили на реке одно и то же место, говорит о том, что их выбор не случаен, а продиктован логикой. На малых и средних реках я всегда обращаю внимание на подобные места, здесь же просто не заметил – не хватило опыта для того, чтобы разглядеть аналогию в увеличенном масштабе.

Другим типичным для больших рек препятствием является поперечная гряда. Иногда это выступ естественных пород, но чаще – искусственная насыпь. На судоходных реках, например, часто сооружают полузапруды для углубления фарватера. Поперечные гряды привлекают всех хищников, при этом иногда действует «соглашение о разделе сфер влияния» – каждый вид рыбы охотится в определенном секторе. Щука предпочитает устраивать засады перед грядой. По характеру течения реки это может быть неочевидно – кажется, что до гряды идет непрерывный поток, а уже потом образуются сбои и обратки. На самом деле у дна может быть совершенно иная картина, и перед грядой тоже образуется зона относительного тиховодья. Здесь-то и следует искать щук.

На Немане наиболее продуктивной бывает ловля именно на искусственных полузапрудах, которых там очень много. Так вот, местные спиннингисты четко уяснили для себя, что щука чаще стоит перед грядой, голавль – на гряде, жерех – за грядой, а судак – где угодно.

В глубинной джиговой ловле на больших реках поиск закономерностей расположения щуки относительно препятствия бывает менее актуален, поскольку на значительных глубинах в первую очередь бывает важно обнаружить само препятствие и понять, в каком горизонте сейчас держится активный хищник. И все же на глубине щука тоже часто держится выше препятствий. При ловле с лодки на Волге я замечал, что при забросах вниз по течению щучьи поклевки часто происходят на следующей ступеньке после того, как приманка проходит корягу. Зная это, можно взять за правило: проходишь корягу – готовься к поклевке. Интересно, что при забросах перпендикулярно течению поклевки, напротив, чаще происходят, когда приманка на корягу не попадает, а проходит немного в стороне от нее.

Но, конечно же, при ловле на большой реке не стоит забывать и опыт ловли на других водоемах. В теплое время года щука часто охотится в прибрежной зоне, и ее можно обнаружить в местах, подобных тем, о которых выше шла речь в привязке к малым и средним рекам.

А теперь – теория!

Как правило, одной только объективной информации пытливому читателю бывает недостаточно, и зачастую от автора любой гипотезы теоретических обоснований требуют с большей настойчивостью, чем практических подтверждений. Зная подход к рыбалке определенной части наших рыболовов, не сомневаюсь в том, что ряд читателей, после прочтения всего вышеизложенного, вместо того, чтобы просто взять спиннинг и пойти на рыбалку, захотят задать автору вопрос: «А почему щука устраивает засады выше препятствий?» Честно скажу: не знаю, почему. Мало того, считаю, что для успешной рыбалки вовсе не обязательно это знать. С практической точки зрения, просто знать, где стоит рыба, гораздо важнее, чем понимать, что ее туда привело. И все же…

В процессе написания этой статьи я высказал своей супруге мысли, приведенные в предыдущем абзаце. Честно говоря, еще и немного посетовал на свою слабую теоретическую подготовку и плохое понимание мыслительных процессов, происходящих в щучьей голове. В ответ моя спутница жизни очень удивилась – мол, чего тут сложного, - и изложила довольно стройное теоретическое обоснование. Обоснование это показалось мне настолько логичным, что я, отказавшись сразу от двух своих принципов – по возможности избегать всякий теоретических обоснований и не прислушиваться к женским советам во всем, что касается рыбалки – счел уместным привести его в конце этой статьи.

Итак, вот теоретическое обоснование от Виктории Соколовой:

Активная щука стоит на месте и атакует свою жертву из засады. На течении любая рыба стоит против потока. Если бы щука находилась ниже препятствия, жертва, движущаяся по течению, попадала бы в зону ее обзора уже под большим углом, и для атаки пришлось бы разворачиваться, а это требует больших энергозатрат, а, кроме того, дает жертве неплохие шансы на спасение. Соответственно, жертва, движущаяся против течения, видела бы щуку первой, и предпочла бы избежать встречи с ней. Поэтому щука занимает позицию выше препятствия. В этом случае ей требуется затратить минимум энергии для того, чтобы совершить короткий бросок. К атаке любого объекта, движущегося сверху, можно приготовиться заранее, и выбрать точку упреждения. Атаковать же рыбку, поднимающуюся вверх и только что потратившую много сил на преодоление ускоряющегося у препятствия потока, вообще проще простого.

Автор Алексей Соколов





Все права защищены. При полном и частичном копировании материалов с сайта, активная ссылка на сайт рк-кубань.рф обязательна.


Закрыть окно
Прикрепленные изображения:

Поделиться статьей

Печать страницы для зарегистрированных пользователей

Комментарии (0)   Оставьте свой отзыв, он важен нам.

 
На сайте Онлайн: 0 / 10